Верю — не верю. Эссе

История переживала самые разные периоды. Инквизиция во времена раннего христианства, антирелигиозные репрессии в СССР, а после развала советского строя в 90е годы, напротив, обострение мистического мышления в обществе, вы то время всевозможные секты и псевдорелигиозные группировки разрослись, как грибы после дождя. История даже одной страны, например, нашей России, пропитана контрастными мнениями на нелегкий вопрос веры.
Не могу не напомнить вам об эффекте энантиодромии. Это понятие впервые было описано Гераклитом, а впоследствии тщательно исследовалось и подтверждалось К.Г. Юнгом.

И природа стремится к противоположностям и создает созвучие из них, а не из одинакового. Родившись, они начинают жить, тем самым приобщаются к смерти <…> Характерное явление [энантиодромии] встречается почти повсюду, где сознательной жизнью владеет крайне одностороннее направление, так что со временем вырабатывается столь же мощная бессознательная противоположность, которая проявляется сначала в виде тормоза (Hemmung) при сознательной работе, а затем в виде перерыва в сознательном направлении. Хорошим примером энантиодромии является психология апостола Павла и его обращение в христианство.

Признание Юнгом неизбежности энантиодромических изменений помогало ему в предвидении психических изменений у пациентов.

Если сознательную жизнь определяет какая-то крайне односторонняя тенденция, то через некоторое время в психическом возникает равная по мощи контрпозиция. Вначале она не имеет доступа к сознательному проявлению, но затем прорывает запреты эго и сознательный контроль. Закон энантиодромии определяет и юнговский принцип компенсации.

Многие из нас слышали и сами употребляли фразы в духе «борьбы и единства противоположностей». Например, «от любви до ненависти один шаг» или «самый темный час перед рассветом».

Далеко ходить не надо. У каждого много примеров того, как работает энантиодромия. Частенько можно встретить бывших крайне мистически настроенных людей, вдруг резко развернувшихся в сторону воинствующего атеизма.

Ох, уже эти «бывшие»! Как часто бывшие заядлые курильщики готовы скрупулёзно заботиться о своем здоровье и проповедовать в массы свой новый образ жизни, кидая камни в нынешних курильщиков.

Бывает, что человек, клянущийся, что любит всех, и постоянно заявляющий об «абсолютном позитиве», в итоге оказывается таким моральным тираном, что неприкрытый деспот покажется даже меньшим злом. Мазохист, например, вас уверит, что долгие страдания перерастают в наслаждение. Люди, замерзающие от холода, после предельной точки чувствуют тепло и засыпают в неге, порой насмерть.

Добро — зло. Свет — тьма. Аскеза — гедонизм. Обычное сознание незыблемо убеждено в разделении противоположностей и потому не в состоянии понять, каким образом в одном архетипе могут заключаться два противоположных содержания. Почему любое утверждение автоматически несет в себе противоположность. Как только мы провозглашаем некий идеал — мы автоматически создаем его противоположность как компенсацию.

Пытаясь вытеснить какую-либо идею из жизни, мы непременно постоянно наталкиваемся на нее. И там, где человек, не захваченный крайностью, не видит ничего особенного и остается невозмутимым, приверженец «крайнего» непременно увидите ту самую контрпозицию и непременно заострит на ней внимание, тем самым лишь подтверждая ее существование.

В первую очередь, фанатик рождается при безоговорочном отрицании своей «тени» (имею в виду «тень», как понятие Юнга). Глаза фанатика видят мир четко разделенным надвое.

Да-да, именно это и есть тот самый юношеский максимализм. Именно поэтому так часто среди подростков можно увидеть ярых адептов какого-либо течения: часто неформального или всевозможных группировок, сект. В большинстве случаев это проходит вместе с юношескими прыщами. Тогда из несмышлёного головастика, убежденного в том, что есть такие, как он, а остальная часть человечества просто слепа и глупа, вырастает вполне адекватный молодой человек или девушка. Бывает и так, что с годами это не проходит. Тогда человек, уже будучи зрелым, с пеной у рта и до потери пульса все также доказывает существование лишь только одной — своей крайней позиции. Он не принимает ничего кроме. Слеп именно он.

Заметьте, люди мудрые перестали кому-либо что-либо доказывать и навязывать свои истины.

Почему я так много пишу о фанатизме и о крайностях, о необходимости иметь «двойные мозги», об умении видеть широко? Потому что именно понимая это, можно понять мою мировоззренческую позицию.

Счастье в гармонии с собой и с окружающим миром, в балансе между «плюсом» и «минусом», в умении сочетать и принимать в себе противоположности, в т.ч. и свою тень. Вот так между двумя полюсами рождается счастье.

Прошу читателя, трактовать верно, что я пытаюсь донести до него. Баланс — это не двуличность, не отсутствие позиции и бесхребетность… А именно умение придерживаться золотой середины, умение «допустить» еще что-то, кроме своего мнения, чувствовать меру во всем, желать видеть красоту, познавать ее и создавать ее самому…

Истина неописуема, рассуждения о ней не каждому открыты, не каждому интересны, не каждому понятны… Но она далека от любого фанатизма и от любой крайности… То, что мы ищем, оно не в черном и не в белом, оно в оттенках.

Мироздание сложнее, чем мы думаем, чем мы можем даже представить себе! Надеяться на то, что его можно изучить и измерить «циркулем и линейкой» пока не приходится. Но в его познании мы не должны останавливаться.

Действительно, не для каждого вопроса справедлив детерминированный подход. Не каждая наука конвергентна. Например, человеческое бессознательное и душу невозможно изучить таким методом.

Всё, что о душе, носит дивергентный характер и точка. Любые суждения в этом поле не могут быть категоричными и единственно верными.

Человек! Неплохо бы знать свое место. Ты – дитя Природы, а не ее Царь. Поэтому рассуждения «Бог есть» или «Бога нет» в подавляющем большинстве случаев просто пустая болтовня. Не все открыто человеку и не все может быть понято им, возможно, для понимания и принятия этого нужны те самые незадействованные никем полностью 90% человеческого мозга?

Зачастую участники вечных дискуссий о существовании Бога даже не определяют понятий и не намечают каких-либо пересечений и расхождений в терминах. А что такое Бог? Об одной ли семантической единице идет речь? Ведь, если атеист поставит под сомнение существование некого антропоморфного существа, горделиво восседающем на облаке, посылающем людям кару небесную и дары, он будет выглядеть убедительным… Ведь, человечество давно занимается авиаперевозками, да и в космосе мы тоже были. Бога там не видели. Значит на облаке никто не сидит. Значит Бога нет?… Прежде, чем спорить, выясните предмет спора, если вам свойственно, конечно, подходить осмысленно к своим словам.

Мы уже пережили те времена, когда верующие люди считались малообразованной категорией населения, придумавшей Бога для того, чтобы объяснить действие загадочных сил природы, как утверждали некоторые ученые прежде. Многие ученые и великие умы давно оставили право существованию некого «запасного» варианта, допуская, что не все так просто…

В действительности все иначе, чем на самом деле.

Пережили времена, когда росчерком правительственного пера людям отдавалось распоряжение «не верить, не обсуждать и не произносить». Под страхом гонений и тюремных заключений в головы людей закладывались удобные правительству по тем или иным причинам истины. Пережили и те времена, когда на кострах жгли рыжеволосых.

В современном мире на совести и на чести каждого лежит система его ценностей и его мировоззрение. Сейчас человек свободен: видеть ему только причинно-следственные связи или допустить существование других более сложных связей, верить ли в то, что Вселенная произошла в результате большого взрыва или все же предположить, что все не так просто и не так очевидно?

В каком-то роде атеизм или материализм – это не что иное, как очень удобное упрощение жизни в духовном ее смысле. Да, это упрощенное мировоззрение, которое многим людям будет даже более безопасным, а потому и рекомендуемым, нежели иное более сложное… Потому что оно понятное, потому что его можно разложить по полочкам, без возможных допусков и полета мысли далеко и вглубь, что, без преувеличения сказать, может некоторых людей попросту свести с ума. Широко известен тот факт, что проще и легче жить, когда есть четкая однозначная структура и конкретное «дано-доказать-доказательство».

Процитирую слова одного священника:

Попытки воспитать духовно стерильного человека обречены на провал. Как таковые, и атеизм, и материализм – своего рода религия. Не просто научное мировоззрение, а своеобразная идеология. <…> Духовная природа человека не терпит пустоты. Душа обязательно должна быть чем-то занята.

Замечательные слова «Душа обязательно должна быть чем-нибудь занята». И пусть лучше она будет занята консервативными христианскими идеями, нежели идеями христианских сект, изначальными позициями классического Корана, а не идеями всевозможных исламистских группировок и государств… Однако бросать камни в религии и проповедовать «веру только в себя», веру в непреклонный рационализм, пожалуй, поспешно и опрометчиво… Всем мы видим к чему нас привела бросившая вызов духовности новая эпоха с материалистическими тенденциями в мировоззрении и доминирующим «научным» мышлением в воспитании и образовании…

Атеизм, материализм, пантеизм, деизм, теизм… Но кто решил, что Истина Мироздания может быть названа каким-то земным и однозначным словом, придуманным всего лишь Сыном Мироздания – Человеком?

Христианство, Ислам, Язычество, Буддизм… Это опять лишь термины, это лишь некие модели мира. Это попытки веру заключить в некие рамки, созданные человеком. Попытки дать описание и определения, ввести свои «можно» и «нельзя» и т.п.

Но ведь это все о Нём…о Боге. Об одном и том же. Все религии миры и даже эзотерические учения в основе представляют собой соответствия и параллели между друг другом. Это языки, это некие структуры, пытающиеся описать неописуемое — Высшее, Главное, Единое, Первое…

Автор: Анастасия Мирре